Потеря народом страха

Потеря народом страха смертельна для режима

Дай нам бог увидеть “русский бунт” осмысленный и гуманный. Пушкин не вполне исторически прав, называя бунт в России “бессмысленным и беспощадным”, поскольку любой режим обречён на такой исход.

“Беспощадным” он становится лишь в ответ на безысходность и кровавые репрессии против законных требований. Украинский Майдан был лишь ответом на дубинки и пули власти, решившей ввести в стране полицейский режим “a`la russe”.

Как и в любой революционной ситуации, важно наличие трёх моментов: накопленного негатива в отношениях режима и общества, массового возмущения каким-либо циничным действием власти и выхода на улицу активной и пассионарной части горожан, “потерявшей страх”.

Подобно тектонической динамике и подземным толчкам, активность может нарастать до момента взрыва. В субботнем московском бунте (а это уже не митинг в классическом смысле слова) – эти признаки можно увидеть.

“Плохие новости для мэрии” – считают очевидцы. Но не только для неё, но и для режима в целом. Потеря страха, готовность к массовым проходам по городу (“Москва, выходи!”), физические стычки с ОМОНом, успешное давление на ряды “силовиков”, неспособность полиции локализовать и блокировать очаги протеста (то есть, “преподать урок”, задавив горожан силовым ресурсом), – всё это картина неэффективности силового ответа на активность людей. Согласен с теми, кто назвал марш по улицам Москвы (пусть и промежуточной) победой оппозиции.

О радикализации “системных” политиков и их альянсе с “непримиримыми” – я уже не говорю: этот союз может стать долговременным.

По сути, с 2011-12 года мы не видели, как протестующая масса людей теснит полицейский кордон. Здесь не только показатель раздражения и ненависти (“Мусора – позор России!”), но и отсутствие страха, который, безусловно, является фундаментом “стабильности” режима.

После Болотной истории власть, казалось, сделала всё, чтобы “закошмарить” часть общества, готовую к силовому ответу на произвол. Но уголовные дела за “скол зубной эмали” не помогли создать силовикам эффекта неприкасаемости.

Ночные аресты и обыски (у бабушек, родителей и дальних родственников) – тем более прибавили раздражения, а не страха. И всё это (напомню) в рамках “запрещённого” митинга. Надо полагать, что 3 августа (в согласованном формате) людей на проспекте Сахарова будет больше 22,5 тысяч. И это станет базой для выхода на новые “запретные” акции (до осени динамика может нарастать).

По словам одного из задержанных (в основном это люди 20-40 лет) “нас в автозаке 25 человек; и все, как выясняется, впервые”). Отличная “школа”, спасибо режиму!

“Дело Голунова” показало, что повод может быть разным, – важнее наличие общего фона социального раздражения. (Екатеринбург и Архангельск – детали общей картины).

Мы находимся сейчас в точке зыбкого равновесия – между раздражением общества и способностью режима его подавлять. Любой толчок может равновесие нарушить. Этап пост-Болотного страха репрессий – явно “отработан” и остался в прошлом. В силах ли режим “задавить” и запугать протестные массы снова (особенно в канун социального кризиса и транзита-2024) – большой вопрос.

Версия полной “раскрутки” репрессий в войне за “стабильность” (концепция “нового рейха” с падением в “новый застой”) кажется мне сомнительной. Для “тридцать седьмого года” у режима нет полноценных ресурсов. (ГКЧП провалился по той же причине). Как шутили в своё время, “фашизм и коммунизм России не грозит, – наше раздолбайство – главное препятствие”.

Адресные репрессии (как мы видим) уже не работают, хотя на них держалась пресловутая “стабильность” последних лет. Конечно, власть может попытаться повторить сценарий “болотной” расправы – с реальными “делами” и посадками.

Но на дворе у нас – уже не двенадцатый год. Системный социальный кризис (плюс пресловутый “транзит” дряхлеющего лидера) – создают в России новую реальность.

Думаю, есть причины для социального оптимизма. “Русский бунт” – абсолютно справедливый и осмысленный – давно на повестке дня.

Можно, разумеется, поиронизировать (вслед за Бабченко) о том, что готовили к выходу на площадь в Киеве и в Москве (зарядки телефонов и бутылки с водой – или “коктейли Молотова”), – но школьного закона о “неравномерности развития” история пока не отменяла. Дело не в “коктейлях” или мирных сэлфи в автозаках, – дело в уходе страха из общественной жизни.

А потеря страха – заразительна для масс. И смертельна для режима.

Александр Хоц

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *